?

Log in

No account? Create an account

прошлая запись | следующая запись

Некоторое время назад опубликовал тезисы о том, что к патриотической работе на местах возникает очень много вопросов. Как правило, в этой работе слишком много лозунгов и бравурной риторики. К сожалению, наличие патриотической риторики совершенно не означает патриотического настроя говорящих, а тем более конкретного дела. Именно поэтому проект "Имена на обелисках" является комплексным, а в части поисково-исследовательской и мемориальной деятельности - тотальным с точки зрения зрения достижения абсолютности некоторых показателей.

Доказательств лицемерности и обманчивости патриотической риторики в нашей новейшей истории немало - стоит только стоит вспомнить времена Перестройки и то, как вдруг, на протяжении всего каких-то двух лет рухнула вся система патриотической работы, а десятки тысяч штатных работников этого направления куда-то исчезли...

Ещё один трагический пример - первый этап партизанского движения в годы Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. К сожалению, но судьба комплектовавшихся на основе советского партийно-хозяйственного актива партизанских отрядов печальна - до 80 % их членов протсо разбежались, не выдержав вызовов своей совести. Ещё более катастрофический урон принесло то, что многие партийные и руководящие работники просто не выдержали испытания войной - многие были перевербованы немецкой контрразведкой и предали тысячи настоящих патриотов страны, вставших с оружием в руках на защиту своей Родины и близких. Впрочем, такие печальные, но правдивые факты нисколько не умаляют героизма миллионов наших соотечественников.



Именно актуальности вопросов коллаборационизма, а также непосредственной деятельности немецких спеслужб против партизанских отрядов вопросу посвящена статья, вышедшая из печати всего две недели назад, в которой приведены и конкретные имена некторых предателей, бывших на хорошем счету в номенклатурной советско-партийной иерархии в довоенные годы.

Печатая в открытом доступе статью без сокращений, как автор сохраняю за собой право удалить в настоящей интернет-публикации ссылки на архивные источники - они приведены в печатном издании. Мера эта, к сожалению, является вынужденной и призвана всего лишь противодействовать интеллектуальному воровству, которое, увы, крайне распространено в наше время.

Деятельность немецких спецслужб против партизанских отрядов на временно оккупированных территориях РСФСР в 1941 – 1943 гг.

Актуальность настоящей работы обоснована необходимостью исследования такого сложного и актуального и для нашего времени как коллаборационизм. Несмотря на имеющиеся фундаментальные исследования , вновь открывающиеся благодаря архивам факты и выводы заставляют по-новому посмотреть на это явление, учитывая современные условия.

Время истирает из человеческой памяти многое из того, что достойно внимания каждого из новых поколений. В значительной мере это относится к героической борьбе советского народа за свободу Родины в тылу фашистских оккупационных войск. У этой, одной из многочисленных страниц истории Великой Отечественной, много белых пятен. Полна она свидетельствами подлинного героизма – не ради славы и наград. Много в ней и случаев предательств. Это никоим образом не умаляет заслуг нашего народа, одержавшего Победу в самой жестокой войне в истории человечества. Знать правду просто необходимо для того, чтобы понимать, какой ценой досталась Победа, над каким противником мы одержали верх.

В качестве источников статьи использованы архивные материалы архивов Брянской, Воронежской и Орловской областей.

В основе противодействия партизанскому движению на временно оккупированных территориях лежала деятельность спецслужб фашистской Германии. Сотрудники немецких были опытны, хорошо подготовлены, идеологически мотивированы. Они  использовали следующие методы дискредитации деятельности партизанских отрядов и борьбы с ними:
- пропагандистская работа среди населения ;
- дискредитация деятельности партизанских отрядов;
- распространение ложных слухов;
- создание лжепартизанских отрядов;
- введение своих агентов в партизанские отряды.

Следует отметить, что на протяжении всего периода своей деятельности партизанские отряды находились под прицелом деятельности немецких спецслужб. Сразу с оккупацией советских территорий в 1941 году немецкие спецслужбы стремились внедрить свою агентуру в партизанские отряды, в том числе вербуя покинувших их расположение членов партизанских отрядов, установить каналы связи партизанских отрядов с подпольем. Отличительной чертой работы немецких спецслужб была активная работа немецких агентов, заключавшаяся не только в сборе информации, но и в активных действиях по решению самостоятельных и инициативных задач.

Благоприятной средой для успешной деятельности спецслужб Германии явились очевидные ошибки в формировании партизанских отрядов в 1941 года на основе опыта руководящей советской работы и партийной принадлежности. К сожалению, казавшиеся надёжными в мирное время не выдержали испытаний в военное время, в значительном количестве дезертировав из отрядов или даже, в отдельных случаях, будучи перевербованы немецкими спецслужбами.

Так, при формировании в августе 1941 года Троснянского партизанского отряда из районного советского партийного актива изъявили желание вступить в отряд и остаться для боевых действий на оккупированной фашистами территории 56 человек . Но события на фронте развивались вовсе не таким образом, как это представляли себе многие из партийных работников, дававших своё согласие из страха потерять собственное социальное положение. Для многих из них нужен был повод для того, чтобы уйти из отряда. В ночь на 2 октября 1941 года, в связи с прорывом подразделений Гудериана через Кромы на Орёл, отряд передислоцировался на лесную базу, но в лес ушло только 33 человека, остальные самовольно разошлись по домам. Таким образом, 41 % (!)  всего списочного состава Троснянского партизанского отряда предпочли покинуть отряд только при одной угрозе участия в боевых действиях. Это лишний раз подтверждает тот факт, что на первом этапе партизанского движения, многие записавшиеся в отряд являлись случайными для освободительной борьбы людьми.

На примере того же Троснянского партизанского отряда следует отметить, что при первом столкновении с немецкой танковой разведкой 19 октября 1941 года появление немцев ввергло бойцов отряда в панику - четверо партизан, бросив оружие, совсем убежали из отряда, в их числе был заведующий районным отделом образования. После боя было проведено бурное собрание, которое положительных результатов не дало. В результате было принято компромиссное решение: все желающие могли уйти из отряда до 30 октября с тем, чтобы в этот день вновь собраться в Свиридовском лесу. Уже вечером большинство партизан ушло домой и в отряде осталось всего 10 (!) человек, или 17,8 % от первоначального списка . К слову, к условленному времени вернулся только один человек. Но оставшиеся члены отряда составили его боевой костяк на всё время действий на оккупированной территории.

13 октября 1941 г. раскололся Климовский партизанский отряд, действовавший натерритории Брянской области. Часть отряда ушла за линию фронта и в немецком тылу осталось 12 человек. Причиной раскола, по оценке командира отряда Д.П. Зебницкого, явилась «неопытность ведения партизанской войны, трудности проведения зимовки и не слаженность в руководстве и командовании».

Но остававшиеся с оружием в руках люди в партизанском движении подбирались неординарные. Например, один из партизанских отрядов на Брянщине зимой 1941/1942 года постоянно поддерживал связь с партизаном-одиночкой Денисом Максимовичем Ивако, который был болен радикулитом и экземой ног и по этой причине, чтобы не заразить других партизан, жил в одиночестве и участвовал в выполнении боевых заданий.

Была слаба и военная подготовка. 10 октября 1941 года в Троснянский лес пришёл рейдовый партизанский диверсионный отряд, в функции которого входило совершение диверсий на коммуникациях противника и установка мин на дорогах. В связи с окончанием взрывчатки отряд выходил в тыл и попутно члены рейдового отряда обучили партизан Троснянского отряда делать самодельные мины, оставили запалы и бикфордовы шнуры, которых в отряде не было. «Одним словом, «хозяйством обзаводимся без отца»», - сделал грустную запись в дневнике начальник штаба отряда Д.Г. Новиков.

Следует отметить, что в сентябре - октябре 1941 года военнослужащие Красной Армии, выходившие из окружения, имевшие боевой опыт, не рассматривались высшим руководством в качестве резерва для партизанских отрядов (это не относится к районам Брянщины и Смоленщины, где партизанские отряды преимущественно формировались из выходивших из окружения военнослужащих Красной Армии) . Они в массовом порядке отправлялись в тыл, но пожелавшие остаться в партизанском отряде доверчиво принимались в его состав.
Отсутствие специальной подготовки и неподготовленность к новым взаимоотношениям в боевых условиях людей, знавших друг друга только по мирной жизни, приводило не только к растерянности в боевых действиях, но и созданию благоприятной обстановки для внедрения немецких агентов.

Как правило, партизанские отряды 1941 года, сформированные по партийному принципу, отличались крайне невысоким уровнем дисциплины. Взаимоотношения между членами отряда продолжали строиться с учётом прежних, гражданских, взаимоотношений. Несоответствие иерархии партизанского отряда и райкома мирного времени приводили к известной форме демократичности отношений, да и само командование часто совершало много горьких ошибок.

К сожаление, факты предательства партизан были далеко не единичными. Тема предательства и коллаборационизма в годы Великой Отечественной войны ещё не изучена в полном объёме, да и не понята. Многие места дислоцирования партизан выдавались фашистским захватчикам гражданским населением.

Придя на захваченную территорию, сотрудники абвера вели активную дезинформационную работу. Так, 24 октября 1941 года в Троснянском стал распространяться слух о разгроме партизанского отряда в соседнем районе. Поверив провокации, партизаны достали из схронов хранившийся спирт и продукты питания, начали пьянку, а некоторые разошлись по домам.

Более активным и адресным действиям немецкой контрразведки предшествовала активизация боевой деятельности партизанских отрядов. Как правило, с началом активной деятельности партизанских отрядов, начиналась и активная работа против них.
Так, спустя две недели после начала боевой работы, 20 ноября 1941 года в селе Ст. Турьи была сотрудниками абвера была сначала схвачена, а потом расстреляна группа из 6 партизан Масловского отряда Орловской области.

Зима 1941/1942 года была самой трудной для партизан – многие из них замерзли или заболели и умерли от голода и сопутствующих болезней. Без помощи сочувствующего населения и родственников многие бы просто не выжили. Война многих рассудила. Когда партизаны Троснянского района доведённые голодом до потери грани опасности обратились за помощью продуктами к сыну бывшего кулака, тот, к их удивлению, не ответил отказом, а дал картофеля, свиного сала, хлеба.

Не все жители окрестных деревень одобряли деятельность партизан. Одно из первых предательств, закончившихся гибелью бойца партизанского отряда, случилось 7 декабря 1941 года. Пришедший за продуктами и последними новостями партизан был предан и в тот же день расстрелян. 26 февраля 1942 года в Кромах одного находившегося на излечении партизан выдал местный староста.

Информация о существовании партизанских групп не давала покоя как немецкой контрразведке, так и командованию немецких гарнизонов. Уже начиная с ноября 1941 года повсеместно на территории Брянской, Орловской, Курской, Воронежской областей начинаются фиксироваться подготовленные антипартизанские действия частей армии, полиции и абвера. При проведении операций немцы активно использовали агентурную информацию. Как правило, немецкой контрразведке достаточно быстро становились известны имена командования партизанского и наиболее активных его членов. Сами операции и угрозы их проведения постоянно держали партизан в напряжении, выматывали их морально и физически, заставляли отвлекаться на перемещения и рассеивания, что естественно уменьшало количество боевых операций, особенно крупных.

Отладка агентурных каналов, расширение сети информаторов привело к тому, что зимой 1941/1942 года одной из основных форм боевой деятельности партизанских отрядов стало уничтожение предателей и сотрудничающих с оккупантами.

Например, уже в феврале 1942 года командованием Троснянского партизанского отряда был сделан вывод о наличии предателей в отряде. Высказанные вслух сомнения привели к тому, что  24 марта 1942 года в оперативном районе действий отряда был проведён массовый арест всех коммунистов и советских активистов, а также многих связных отряда. Многим из арестованных в эти дни удалось бежать и они вернулись в отряд. Как показали последующее развитие событий в отряде, некоторые из них были завербованы немецкой контрразведкой.

Следующий удар по Троснянскому партизанскому отряду был нанесён под праздник 1 Мая. Праздник Первомая был торжественно отмечен партизанами торжественным обедом 31 апреля 1942  года, на который были  специально приглашены и помощники партизан. Среди приглашённых был и лесник В.Л. Бурлаков, оказавшийся агентом абвера. Празднование продолжилось и на следующий день… Рано утром 2 мая 1942 года партизаны были атакованы, когда хмельные партизаны ещё спали в землянках. Партизаны, которых в тот момент в отряде было 26 человек, не выдержали удара и были вынуждены рассеяться. Трагическая развязка на этом не закончилась. В результате потери осторожности при проведении праздничных мероприятий и благодаря работе агентов немецких спецслужб, в тот же день в окрестных сёлах было арестовано 9 партизанских связных. Уже вечером того же дня шесть из арестованных партизан были повешены в с. Ст. Турьи.

Одним из важных направлений противодействия партизанскому движению была дискредитация деятельности партизанских отрядов в глазах населения. Так, в Троснянском районе Орловской области 12 мая 1942 года немецкий шпион Климов от имени партизан пришёл к жителям и стал отбирать у них продукты. На следующий день муж учительницы из с. Рождественно, «пьяница», по заданию немцев в глухих населённых пунктах с оружием в руках от имени партизан грабил мирное население. Оба эти агента были найдены и расстрелян. 19 мая 1942 года были разоблачены подобные «партизаны» в селах Боброво и Высоково.

Борьба между партизанами и немецкой контрразведкой шла насмерть.

27 июня 1942 года представителями партизан утром в селах были пойманы с награбленным имуществом двое мужчин, действовавших по поручению немцев и дискредитировавшие партизан в глазах местного населения. В ходе допроса выяснилось, что оперативное руководство ими осуществлял Н.П. Забелин, командир 4-й роты Троснянского партизанского отряда. У оперативного уполномоченного отряда Л.И. Лукина имелись и другие факты на Забелина. На основании всей суммы доказательств, в тот же день Забелин вместе с женой был расстрелян.

Сопоставляя хронологию активных действий партизан и карательных операций против них, следует признать, что работа немецкой агентуры была очень успешной. Постоянно велась её заброска. Так, 3 июля в расположение отряда пришла шпионка от немцев. Она назвала себя женой командира – капитана – Красной армии, но совершенно случайным образом была разоблачена и расстреляна.
С 7 по 9 июля и с 28 по 30 июля немцы устроили очередные облавы на отряд. Каждая из активных операций партизанского отряда получала незамедлительный ответ со стороны немцев. Например, 7 августа 1942 года на установленных подрывниками на шоссе минах подорвались 5 немецких автомашин. Но уже 9 августа немцы «безошибочно находят стоянку отряда» и уничтожают её.

В буквальном смысле летом 1942 года Троснянский партизанский отряд был под полным «колпаком» немецкой контрразведки. Информация о намерениях партизан оперативно становилась известной немецкой контрразведке, в отряде царило недоверие друг к другу.

Многочисленные случаи предательства подтолкнули командование отряда к более внимательной проверке новых членов отряда. 24 августа в отряде был разоблачен немецкий шпион, выдававший себя за окруженца. Свою фамилию он не назвал, отметив, что является русским немцем, сеном колониста Херсонской губернии. 1 сентября в селе Б. Боброво из числа местных жителей был разоблачен шпион, работавший на немецкую контрразведку. На следующий день был еще один коллаборационист, также давший признательные показания. 13 сентября уже немцам были преданы две женщины-партизанки, занимавшиеся сбором информации .

9 октября 1942 года началась новая карательная операция против партизанских отрядов Орловской области, в которой с немецкой стороны принимали участие до 7 тыс. человек.

А уже 15 октября в Троснянском отряде произошли три выдающихся по своей чрезвычайности случая: в трёх боевых группах, ушедших для выполнения боевых задач, произошли случаи неповиновения, нападения и ухода к немцам бойцов отряда. Каждый из случаев был индивидуален и, между тем, все они были общими чертами, что доказывает их режиссуру офицерами абвера, выводившими своих агентов из-под карательного удара.

В первом случае в группе из трёх человек, двое бойцов отказались возвращаться в отряд и ушли в полицию. Позже один из ушедших по неизвестным причинам был расстрелян немцами. В другой группе, состоявшей из четырёх человек, угрожая расстрелом противившимся им партизану, трое ушли из отряда и зарегистрировались в полиции.

В третьем случае партизан А.Р. Хабибуллин напал на старшего группы и стремился его обезоружить. Но этого у него не получилось – второй партизан пришёл на помощь командиру и совместными усилиями нападавший был обезврежен и приведён в отряд. На допросе Хабибуллин признался, что он был завербован немцами и заслан в отряд из Фатежа. Накануне нападения он получил приказ вернуться из отряда.

16 октября над лесом появился немецкий самолёт-разведчик ФВ-190В «Рама» в течение длительного времени барражировала над лесом. Воздушная разведка положила начало самой масштабной карательной операции по уничтожению партизан. Одновременно в операции до 17 тыс. человек фашистских формирований, которые поддерживались 30 танками. На следующий день – 17 октября – из отряда к немцам ушло ещё 4 бойца отряда из числа немецких агентов.

Кульминацией боевой операции стало 6 ноября 1942 года. В этот день немцы провели 4 атаки. Первая – «шумовая» - атака началась рано утром. Она сопровождалась интенсивным артиллерийским налётом. Вторая атака была позиционной и также закончилась неудачей. После обеда немцы предприняли третью – «психическую» - атаку. Она произвела на оборонявшихся партизан сильное впечатление – чеканя «учебный шаг» немцы в полный рост, цепью, вели наступление на позиции партизан. С большим трудом была отбита и эта атака.
Последняя, четвертая за день, таранная атака начиналась в вечерних сумерках. Проводилась она силами власовцев и полицаев, подгонявшихся немцами. Отряд коллаборационистов, наступавших в колонне по 6 человек, вёл в атаку некто Михаил Барышников, бежавший из отряда в самом начале карательной операции. Предателям было нечего терять, так как в случае отступления их могли расстрелять немцы. Их натиск был столь яростен, что им удалось смять передовые цепи партизан и развить успех в тыл и во фланги обороны. Только введение в бой всех отрядных резервов позволило остановить и уничтожить предателей и отсечь перекрестным пулемётным огнем пытавшиеся развить успех немецкие подразделения. Спасительницей партизан выступила ночь. Измотанные боями партизаны были вынуждены оставить свои укрепления и начать отход в направлении брянских лесов.

Надо признать, что работа немецкой контрразведки против конкретного партизанского отряда дала блестящие результаты.
Следует отметить, что 30,6 % всех потерь Троснянского партизанского отряда  пришёлся на пленение партизан органами военной немецкой контрразведки, а по их ориентировке - полицейскими и армейскими формированиями . Самым крупным провалом партизанского отряда явилась трагедия, итогом которой явилась казнь через повешенье 6 членов отряда 3 мая 1942 года в с. Старое Турово Троснянского района Курской области.

Успешно действовала немецкая контрразведка по заброске агентуры и в других оккупированных областях. Так, только в Климовском отряде на Брянщине только в течение двух месяцев удалось выявить три доказанных факта заброски агентуры:  24 января 1942 г. был разоблачен и расстрелян в д. Раковка немецкий агент, 31 января была убита ещё одна немецкая разведчица, а  21 марта 1942 г. уже в самом отряде был разоблачен и убит шпион Душиткин.

Немцы не только проявляли изобретательность в проведении контрпартизанских действий с агентурой, но и давали советы диверсионного характера. Так, во время одной из карательных операций в районе Брянских лесов, взвод немецких солдат переоделся в женскую одежду и, взяв в руки ведра и другой сельскохозяйственный инструмент, попытался выйти на исходный рубеж атаки с тем, чтобы выйти во фланг занявшим оборону партизанам. Их задумка почти удалась – только внимательность партизанского командира, рассмотревшего в бинокль походку и оттопыренные  оружием платья «женщин», позволила сорвать замысел оккупантов.

Так что у знаменитого сюжета с участием О. Даля из фильма «Шура, Шурочка и «Катюша» был вполне конкретный исторический протопип, причем с немецкой стороны. Впрочем, использование военной хитрости, эффекта внезапности, военной храбрости, стальных нервов было визитной карточкой и самих партизан.

Органы немецкой контрразведки активно применяли в борьбе с партизанскими формированиями такой высокотехнологичный приём, как создание партизанских лжеотрядов. В таких отрядах немцы использовали уже проверенную агентуру, зарекомендовавшую себя при уничтожении партизанских отрядов в других районах. Один из таких подготовленных отрядов, в количестве 7 человек (в том числе двух женщин), действовал на территории Воронежской области, копия расследования его деятельности была послана лично Сталину, Берии и в ЦК КП(б) Украины тов. Зленко.

7 марта 1943 Вейделевским районным отделом НКВД были арестованы секретарь Троицкого подпольного комитета РК КП(б) Украины по Вейделевскому району член партии Дедловский Михаил Яковлевич и командир партизанского отряда им. Павла Корчагина Шенятский Георгий Григорьевич. В качестве протеста арестованные послали письмо в КП(б) Украины . Оба были проверенными агентами абвера. Инициаторами создания лжеотряда были офицер Валуйского отдела гестапо Гольц и военный комиссар Гройтман.

Дедловский, 1883 г.р., до оккупации Вейделевского района немцами работал директором опытного поля Наркомзема, был секретарем первичной парторганизации. После оккупации стал старостой. В августе 1942 г. завербован немецкой контрразведкой для вылавливания партизан и с этой целью создал лжепартизанский отряд, в который вовлекал, а затем выдавал немецкой разведке просоветски настроенных лиц. При отступлении немцев получил задание вести разведывательную работу в тылу СССР.

Для отведения подозрений от самого Дедловского, 3 декабря 1942 года абвером был арестован его 19-летний сын. Он был отправлен в Харьков для обучения в немецкую разведшколу. Помимо этого, официально он использовался как заложник, а потом был распространен слух о его расстреле. При отступлении немецких войск Дедловский расстреливал потенциальных обвинителей против себя, убив не менее 18 человек. С этими же целями его правая рука Щенятский расстрелял не менее 26 человек.

Щенятский, 1915 г.р., после изгнания немцев из Вейделевского района присвоил себе звание старшего лейтенанта Красной Армии и объявил себя командиром партизанского отряда под названием «отряд Павла Корчагина». Непродолжительное время принимал участие вместе с военнопленными, проживавшими на оккупированной территории, в ликвидации вражеских войск, выходивших из окружения. Грабил и расстреливал население, фабриковал и выдавал фиктивные документы о принадлежности к партизанскому отряду, писал вымышленные отчеты о партизанской деятельности и представлял к правительственным наградам своих сообщников. Имел задачу внедриться в систему органов НКВД .

О таких исторических фактах необходимо знать и помнить, ибо времена меняются, а принципы подрывной деятельности остаются теми же.

Как о настоящей партизанской трагедии следует упомянуть историю гибели отряда Писаревского района Воронежской области. В условиях, когда лучшие кадры НКВД и специальных групп принимали участие  в становлении партизанского движения на Украине, в Белоруссии, Брянщине и Смоленщине, формирование партизанских отрядов в 1942 г. в. Центральном Черноземье происходило по не совсем удачной модели 1941 года. Принцип, когда специальные формирования формировались в спешке из партийно-хозяйственного актива райкомов и, в некоторых случаях, истребительных батальонов (ополчения), под непосредственным контролем партийных органов, дал отрицательные результаты первой военной осенью и зимой. Более того, во многих случаях он привёл к трагедиям и жертвам тысяч патриотов Родины, попавших в западню немецких спеслужб.

Немецкие спецслужбы получили богатый опыт противодействия партизанским группам и формированиям на первом этапе войны и успешно комплексно отрабатывали методы противодействия им на вновь занимаемых территориях.

Территория Писаревского района была оккупирована на протяжении пяти месяцев – с 10 июля  по 19 декабря 1942 г. Писаревский отряд просуществовал недолго – всего три месяца. Разгром отряда состоялся благодаря своевременной агентурной работе фашистской контрразведки и предательству членов партизанского отряда.

Ни один из будущих предателей не был завербован немцами до их перехода через Дон, все они числились в составе районного партакива - Негреев С.Н., 1902 г.р., Куликов И.М., 1913 г.р., Плахутин И.Г., 1893 г.р., Бойко И.Т., 1919 г.р. Но все они, оказавшись завербованными немцами, привели к ликвидации партизанского отряда в самом его зародыше. Пользовавшийся известным доверием лиц, ответственных за формирование Писаревского партизанского отряда С.Н. Негреев сыграл, по всей видимости, сыграл решающую роль в гибели отряда. Гестапо заблаговременно знало информацию о составе группы, её командовании, районе действий, реальной боеспособности, ближайших целях. Неслучаен и тот факт, что через два дня после гибели руководства Писаревского отряда, 20 ноября 1942 г., Негреев был послан в особый лагерь для военнопленных под Кантемировкой, где в результате своей агентурной работы выдал 6 красноармейцев, пытавшихся бежать.

18 ноября 1942 г., взвод итальянцев в составе 30 человек под командованием капитана окружил партизанскую землянку. Командовавший взводом итальянский командир, оценивая положение окруженных партизан как безнадежное, вышел безоружным на середину поляны и стоя в полный рост предложил им сдаться.

В этот момент в землянке находилось три человека – командир отряда С.И. Ивищев, комиссар П.А. Шевченко и боец И.Т. Бойко, у которых из оружия были лишь наган и граната. Итогами неравного боя – единственного в истории партизанского отряда Писаревского района - были трое раненных итальянцев со стороны оккупантов; со стороны партизан  П.А. Шевченко был убит.  С.И. Ивищев и И.Т. Бойко пытались выдать себя за убитых, забившись в углы землянки. Этого им не удалось. В результате оба они оказались в гестапо.

Останки комиссара отряда П.А. Шевченко, подорвавшего себя грантатой, завернутые в плащпалатку, итальянцы передали местным жителям с тем, чтобы они похоронили его как храброго воина. Они говорили, что Шевченко подорвал себя гранатой, когда итальянцы окружили землянку. С последними криками «За Родину!», «За Сталина!», комиссар подорвал себя, ранив при этом двух итальянских солдат. Командир отряда С.И. Ивищев был расстрелян 29 ноября 1942 года гестаповцами, отказавшись от сотрудничества с ними. Его тело было также выдано местным жителям для похорон. Третьего из бывших в землянке в роковой день – 23-летнего И.Т. Бойко гестапо завербовало. При этом была распространена информацию о том, что он был убит. После освобождения территории Бойко был разоблачен после проверки оказавшихся в лагере для военнопленных…

Многие горькие уроки партизан Центрального Черноземья были учтены специалистами ЦШПД и партийными органами только после их очередного подтверждения кровью. Следует признать, что сделанные на этом опыте выводы нашли успешное применение в последующих действиях партизан военных лет и позволили избежать новых необоснованных потерь.

Таким образом, следует сделать вывод об эффективной и грамотной деятельности немецких спецслужб в противостоянии с партизанскими отрядами и партизанским подпольем.

Деятельность немецких спецслужб была более успешна до лета 1942 года, когда благодаря работе Центрального штаба партизанского движения была налажена профессиональная контрразведывательная работа в партизанских отрядах . Важность и необходимость этой работы признавалась всеми участниками партизанского движения.



Источник:
Логинов А.И. Деятельность немецких спецслужб против партизанских отрядов на временно оккупированных территориях РСФСР в 1941 – 1943 гг. // Исторические чтения на Лубянке. Органы обеспечения государственной безопасности России в годы Второй Мировой войны и послевоенный период. - М. 2015 г. - С. 152 - 167.

promo loginov_lip may 28, 2014 20:45 20
Buy for 1 000 tokens
Арифметика любви к Родине очень проста - она складывается из суммы слагаемых. Чем больше слагаемых и они разнороднее и искреннее, тем эта любовь полнее и разнообразнее. Любовь к Родине невозможна без знания о ней. На мой взгляд, это базовое условие. Если ты не знаешь, как можно понять и ценить?…

Comments

adadusina
Dec. 22nd, 2015 10:07 pm (UTC)
Спасибо, очень интересно.
В свое время интересовалась историей гибели минского подполья зимой 1941-1942 гг.
Там примерно те же причины были.
loginov_lip
Dec. 22nd, 2015 11:34 pm (UTC)
Спасибо за понимание темы.
dodrg59
Dec. 24th, 2015 09:09 am (UTC)
Спасибо, Алексей, за гражданскую смелость и честность в освещении темы. А то уже надоело это бесконечное "кино с немцами", как говорили у нас в школе.
loginov_lip
Dec. 24th, 2015 10:52 am (UTC)
Всё объективно - из документов и фактов слова не выкинешь.
dodrg59
Dec. 24th, 2015 09:12 am (UTC)
Был еще в Черноземье, если не ошибаюсь, Локтевский район, где немцам удалось установить эффективное самоуправление
loginov_lip
Dec. 24th, 2015 10:51 am (UTC)
Нет, это на Брянщине. Там был третий вариант.

прошлый месяц

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

теги

Powered by LiveJournal.com
Designed by Emile Ong