loginov_lip (loginov_lip) wrote,
loginov_lip
loginov_lip

Categories:

Подвал российской действительности в творчестве Эдуарда Беспяткина

«Подвал» - один из самых тяжёлых для романтического восприятия нежным сердцем драматических рассказов нашего талантливого современника Эдуарда Владимировича Беспяткина. Далеко не случайно, что название имено этого рассказа Эдуард Владимирович вынес в заголовок своего нового сборника рассказов, среди которых и много весьма лирических сюжетов. На мой взгляд, это художественное припоминание будущего является одним из наиболее глубоких философских иллюстраций российской действительности, вышедших из под пера современного Достоевского.
Рассказ об отдельно взятом липецком андеграунде в восприятии одного из обитателей полумиллионного города в центре России уже оказался во многом пророческим. Это лишний раз подтверждает тонкую авторскую интуицию, аналитические способности, неравнодушие к происходящему и эмпатию к чистым порывам души посторонних людей. Сам рассказ был написан в 2018 году, а уже в 2019 году, по результатам исследования Финансового университета при Правительстве России, Липецк вошёл в десятку самых депрессивных городов нашей страны - России. Для большей объективности названного исследования были взяты только города с населением более 500 тысяч человек, а учитывались самые разные параметры – от безработицы и безопасности, медицины и культуры до ЖКХ и состояния дорог…
Уже самое начало рассказа касается глубинной диалектики сложной личности, мечущейся в поисках гармонии между иделами, житейским опытом и суровой действительностью. «Как я попал сюда? Зачем попал? Нахуя вообще существуют эти потаённые, сказочные уголки на городских окраинах моей Родины?». Именно такими вопросами задаётся главный герой рассказа.

Подвал_обложка
По авторской традиции творчества Беспяткина рассказ является сугубо личным – его ведёт «я». И это «я» любой читатель может примерить к себе, интуитивно и про себя чуствуя, где ему «жмут ботинки», а где «пиджачок широковат».
Герой-«я» перебирается «из одной камеры пыток в иной, прокуренный канабисом салон с абсентом. Я мог видеть и наслаждаться падением душ в выгребные ямы ада». Таким образом, визит в будущий «подвал» неслучаен, определён годами и десятилетиями затянувшегося настоящего, а потому неизбежен. «Выгребные ямы ада»  сопровождают ежеденно  каждого, как мелкие капли затянувшегося холодного ноябрьского дождя в ночи.
При этом герой по жизни абсолютно неприхотлив. Он даже оптимистичен, так как «везде есть выход или там лаз какой на тёмную улицу, где фонари почти не горят, а в окнах граждане страны моей бьют посуду и матерят правительство». Он деятелен и не опускает руки: «Ходить по таким улицам нужно и важно. И, главное, нюхать воздух можно закрыв глаза с поднятой головой, подобно волку».
Так герой в конце концов закономерно и попадает в подвал.
В этом подвале с неучтённым количеством комнат двигаются люди с посмертными масками на лицах. «Здесь не употребляли кокаин, не пели светлыми голосами и не ругались на правительство. Здесь все смотрели на меня с одной единственной целью — перерезать мне горло… И, главное, отсюда не было выхода или, допустим, приоткрытой форточки в загаженном сортире… Никакого коллективизма, каждый за себя — и плевать на упавшего с поддона сектанта. Если вы когда-нибудь захотите умереть без соплей и причитаний — приходите в этот подвал. Вас поймут и даже не похоронят. Вас просто снесут в одну из этих неучтённых комнаток, чтоб меньше пахло».
Герой рассказа не может с этим мириться и пытается найти выход на улицу, в круг живых людей, спрашивая окружающих. Но лишь «тяжёлые взгляды обитателей подвала царапали мне щёки. Но пошли бы он на хуй, эти взгляды. Я вышел в коридор. Он был бесконечен вдоль и узок поперёк».
В тёмном, плохо пахнущем и находящемся в постоянном движении подвале к герою-«я» прибивается человек – женщина, Анастасия. Особенно печальна и символична в этом рассказе судьба этой русской женщины. Если герой рассказа – мужчина - деятелен даже в полубессозантельном состоянии и пытается найти выход из подвала, то затравленная героиня, глядя в пол, утверждает, что «тут все подохнут; сюда за этим приходят, а выхода нет». Она молча пошла за героем, как собака. Но из всех безмолвных окружающих, кищащих в этом подвале, герой выделяет именно её, так как она умеет «хотя бы разговаривать». Этот художественный приём  исключительно жесток и правдив в своей лаконичности.
В очередной подвальной комнате, где бегали световые зайчики, играла песня «Как упоительны в России вечера». Это обнадеживает подвальных пилигриммов  - ведь за дверью могла быть жизнь и свобода. Это подстегивает мужчину и женщину выйти на танцпол. «Мы прижались друг к другу, как на выпускном вечере… Плыли образы светлые, оставшиеся там, за пределами этого подвала и запаха гнилых зубов. Я видел небо и облака… Сердце моё то терялось, то находилось в разных местах Вселенной…»
И в это время на героя обрушивается град ударов. Сбитый современный ранимый кроманьонец Вселенной, прикрывая лицо руками, лёжа, пытается отбиться ногами от современных homo sapiens. «Надо вставать. Надо перекатываться и вставать. Потом будет поздно».
Противостоя невидимой своре, герой понимает только один спасительный выход – пробиться с пола и встать спиной к стене, от которой и дальше продолжать, как последний, яростный бой. «У стены всегда есть шанс...». Спустя некоторое время, устав от противостояния, своря бросила героя, упавшего возле голосящего бумбокса.
В это же время «люди в комнате били Анастасию в живот и таскали за волосы. И женщины, и мужчины били её, как рабыню. Она нарушила какой-то местный закон. Тут есть законы? В моей стране законов нет, а тут есть. Как так-то? Но мою девушку поставили на колени и стащили грязные джинсы». Далее «Анастасию терзали сзади татуированные оборванцы и били по зубам спереди кривоногие алкоголички с белыми волосами. Девушка дёргалась, словно на вертеле, закрыв глаза и тихо воя хриплым голосом. Кто-то в полосатой рубахе сел ей на спину и ударил кулаком в затылок. Руки её подкосились и лицо вошло в пол кровавым венцом, забрызгав чью-то кожаную юбку. Тогда и загнали ей в рот битую бутылку «Балтики № 9». Тогда и замолчала она наконец-то, романтичная дура. Под песню Трофима потащили её за ногу, прочь из комнаты. А ненужные джинсы отшвырнули в самый дальний угол».
После этого к битому герою подошёл один из местных авторитетов в золотой куртке. Диалог этих антогонистов показателен и поразителен:
«Он присел на корточки и спросил:
— Ты про выход интересовался?
— Да, спрашивал… — всё-таки произнёс я медленно.
— Пойдём, — кратко позвал он, вставая.
— Я не могу…
— Можешь, тут не твоя территория, — обернулся он».
В полубессознательном состоянии герой проходит по коридору, полному мух и сырости, «оглушаемый в спину проклятиями и лозунгами последних лет».
Окончательно «нашёл» он себя сидящим возле мусорных баков во дворе супермаркета «Магнит»: «Там всегда можно что-то найти. А уж такой дряни как я, полно на всех помойках моей Родины, аккурат после всяких там преобразований и реформ».
Отхаркиваясь кровью и оглянувшись, герой «увидел того, в золотой куртке, курившего возле светофора и внимательно наблюдавшего за мной. Я погрозил ему кулаком. Я верил, что найду тот подвал, прихватив баклажку керосина, но вера эта была слаба, как и все веры на свете». Таким образом, герой не сломлен. Как и солдат Красной Армии летом 1941-го, он мечтает о бутылке с керосином, чтобы остановить всё тёмное, что давит всё близкое, родное, человеческое. Он подавлен и устал, но в глубине его души разгорается костер праведного отмщения.
Подвал в рассказе липецкого Достоевского находится где-то в районе улицы Горького областного центра. Где именно, автор не уточняет – липчане могут сами найти это место по косвенным признакам. Но у каждого не липецкого читателя легко возникнет в воображении свой подвал. Собственные ассоциации размышляющего вполне могут экстраполировать подвал российской действительности в любой населённый пункт нашей страны, территориально и родно близкий ему.
В Липецке же близ места, где вышел герой Беспяткина, непосредственно находятся органы муниципальной власти города – Липецкий городской Совет депутатов и администрация города. И символизм рассказчика, повидавшего подвал, позволяет заинтересованному думать – то ли это один из подвалов местной власти, то ли жизнь современного «россиянина» проходит одновременно в нескольких параллельных мирах, где есть место и смертельным подвалам, и порождениям этих подвалов.

Рассказ «Подвал» Беспяткина – это блестящая современная философская интерпретация дантевских кругов ада, в которые поодиночке ежеминутно погружаются всё больше россиян. Ошарашенный увиденным, оглушенный спиртным и насилием, герой рассказа, тем не менее, не опускает рук и ищет единомышленников. Это и делает рассказ «Подвал» жизнеутверждающим, несмотря на проходящую через него глубочайшую боль. Впрочем, всё творчество липчанина Эдуарда Беспяткина – липецкого Достоевского современности – удивительно оптимистично и свободно в своих победных духовно предчувствиях.

С творчеством Эдуарда Беспяткина можно ознакомиться здесь.
Tags: Липецк, Липецкая область, Эдуард Беспяткин, литература
Subscribe
promo loginov_lip may 28, 2014 20:45 20
Buy for 1 000 tokens
Арифметика любви к Родине очень проста - она складывается из суммы слагаемых. Чем больше слагаемых и они разнороднее и искреннее, тем эта любовь полнее и разнообразнее. Любовь к Родине невозможна без знания о ней. На мой взгляд, это базовое условие. Если ты не знаешь, как можно понять и ценить?…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments